м. Нікополь, вул. Электрометаллургів,
буд. 17/1, каб. № 10.
Понеділок-п'ятниця 9:00-16:00.
Тел.: +38 050 255-20-11,
+38 066 483-62-26 
№ поточного рахунку в ПриватБанку
IBAN: UA113052990000026004060733219
код ЄДРПОУ / ІНН37338281
ЄДРПОУ банку 14360570 МФО 305299

БФ "Дітям Нікополя"

Робимо мале, але з великою любов'ю!

СМИ о нас

Только борясь, мы живем, и только живя, мы боремся!

Многие помнят слова булгаковского Воланда: «Человек внезапно смертен». Вся драматичность этой ситуации в том, что большинство людей к встрече со смертью не готовы. Особенно это касается молодых – казалось бы, весь мир у твоих ног, но тебе вдруг говорят, что ты болен. Например, раком. Человек начинает лихорадочно искать пути выхода из этого положения. Начинается борьба за жизнь. И в этой борьбе даже самая маленькая поддержка может сделать чудо, а самое ничтожное равнодушие – погубить.

 

15 февраля – Всемирный День онкобольного ребенка. Директор благотворительного фонда «Детям Никополя» Маргарита ГОРБАНЕНКО дает интервью корреспонденту «Репортера» Александру Моисеенкову.

– Маргарита Николаевна, фонд – очень серьезная структура и за два дня не создается. Расскажите, как все начиналось.

– Все началось в 2007 г., когда заболела наша дочь Валерия. Как только ей поставили страшный диагноз, мы попали в онкологическое отделение Днепропетровской детской областной клинической больницы. Там мы впервые увидели ребенка без волос – девочку 17 лет. Нас это потрясло. Там были и другие дети, и мы поняли, что мы с ними по одну линию фронта, что нам долго придется бороться, и борьба будет сложной. Это была двухлетняя борьба, когда каждый день поднимаешься, открываешь глаза и молишься только об одном – чтобы день был не последним.

27 января 2009 г. дочки не стало. Детское отделение было для меня школой жизни, и первое, что я поняла – без помощи людей мы с Лерой не смогли бы вести эту борьбу. Представьте себе – больница, мы далеко от дома, некому ни принести, ни привезти, и поэтому нам помогали соседи по отделению – кто-то поделится лекарством, кто-то едой. После этого понимаешь, что сам в стороне оставаться не можешь. И первое, что я сделала после смерти Леры, – отослала лекарства, которые оставались у нас, девочке в Беларусь и мальчику в Киев. Очень дорогостоящие лекарства, их нельзя без рецепта купить. Это был первый шаг. Потом потребность в том, чтобы кому-то что-то отдавать, была настолько сильна, что я не могла поступать иначе. Я ощутила необходимость не закрыться и снова жить для себя, а открыться и жить для кого-то.

– И тут у вас появилась мысль открыть фонд?

– Да нет, что вы! Первые попытки помощи были какими-то спонтанными, бессистемными. Вижу, что ребенку помощь нужна – я ее и отправляю. Каждый день у меня начинался с открытия сайта «Донор», я знала обо всех детках, которые лечатся в Никополе, в Днепропетровске, в Украине, кто лечится за рубежом. Почему-то особенно было жаль подростков.

– Почему? Ведь обычно маленькие дети – самые беспомощные…

– Маленькие детки вызывают умиление, сентиментальные слезы, все сразу падают в обморок: «Ой, какой малыш красивенький, надо ему помочь». А когда перед тобой сидит 18-летний парень, и у него страшное заболевание, на этого парня все почему-то не обращают внимания. А ведь ему нужно точно такое же лечение, а то и вдвое больше, потому что дозировки на взрослого человека больше, чем на маленького. Подросткам труднее, им нужны очень большие деньги на лечение. Вот я и начала отдавать предпочтение подросткам.

– Вы по профессии хореограф, в городе много ваших учеников. Как сейчас с работой?

– Смерть дочери для меня была горем, и я восемь месяцев не могла прийти в себя. Потом мои прежние ученики и их родители просто в приказном порядке сказали: «…Николаевна, выходи на работу». И я, чтобы их не подводить, решилась начать все заново. Я поняла, что находиться вне общества – это все же хуже, чем быть занятой. Отец Игорь Мельников благословил, и так постепенно, через трудности, но с огромным энтузиазмом детей и родителей формировался коллектив «Валерия». А в 2010 г. нас пригласили в школу № 20, где раньше училась Лера, и теперь мы постоянно там.

А дальше случилось то, что верующие люди называют промыслом Божьим. Мои воспитанники знали, что я продолжаю помогать больным детям, и поддержали мои стремления. У нас родилась идея организовать благотворительный вечер. Тогда я уже поняла, что помогать надо стабильно, а не рывками, от случая к случаю. И меня познакомили с прекраснейшим человеком – Ольгой Пастушок. Она возглавляет отдел по вопросам культуры, молодежи, спорта и туризма и помогла нам провести первое благотворительное художественное представление в Никополе. Режиссером стала моя подруга, руководитель детской театральной студии «Большая перемена» Ирина Лагутина. Выступить на концерте пригласили творческие коллективы города. Ольга Ивановна собрала совещание и обратилась ко всем директорам и завучам с просьбой провести в своих учебных заведениях благотворительные акции. И много школ и учебных заведений откликнулось на этот призыв – приходили, например, представители училищ, техникумов, приносили конверты с денежками, собранными в коллективах.

– Я помню, это был 2010 г., как раз февраль…

– Да! Тогда в Никополе нельзя было ни проехать, ни пройти, все тучи вылились дождем, а на утро все это замерзло. И это, наверное, к лучшему. На концерт пришли те, кому это действительно было дорого. Был такой волнительный момент: вышли детки из хореографического ансамбля «Фантазия» (руководитель Елена Сныченкова): на глазах слезки, ничего не могли сказать и только дрожащими ручками держали конверт с деньгами. В нем было 1 300 грн. Мы со всеми школами собрали 5 тыс. грн. и 100 долларов.

– По тем временам это довольно крупные деньги…

– Да. И это дало нам колоссальный опыт. О мероприятии написали в местных газетах. Мне стали звонить другие благотворители, некоторые пенсионеры просили прийти за 50 гривнами, чтобы передать их больным деткам. Пенсионеры-ветераны НЗФ собрали денежки...

– И все же концерт – это разовое мероприятие, а больные дети нуждаются в постоянной помощи.

– Это мы понимали. К тому времени у нас завязались тесные дружеские отношения с волонтером днепропетровского онкологического отделения Еленой Володиной. Она меня держала в курсе событий того, что происходит в детском отделении онкологии в Днепропетровске. И после первого мероприятия мы купили функциональные кровати для отделения. К тому же и в Днепропетровске такая же акция прошла, поэтому денег было достаточно, чтобы сделать именно эту покупку.

– Один мой знакомый, узнав о кроватях, выпалил фразу: дескать, зачем детям покупать функциональные кровати, если им нужны лекарства. Вот как бы вы парировали этот вопрос?

– Такую фразу может сказать человек, который сам так далек от этой проблемы, как Марс от Земли! Функциональная кровать – это конструктор. На ней можно ложиться набок, можно ребенка без причинения боли переместить на каталку, можно привести его в полусидячее положение, можно поднять ноги. Плюс противопролежневый матрас – это основное, что ребенку позволяет не мучиться от боли. А ведь есть люди, у которых остеогенные саркомы – это означает, что он лежит в гипсе по шею. И в таком состоянии лежать на обыкновенной панцирной сетке просто невозможно – это преступление!

– То есть вы решили уже не просто переводить деньги на счета, а делать конкретные покупки под конкретные случаи?

– Да, с того момента мы работаем и будем работать с профессионалами. Не эмоционально дергаться туда-сюда, а спрашивать у профессионалов – врачей, волонтеров, – какие потребности у их подопечных. И потом будем идти им навстречу.

– Есть ли какой-то контроль за использованием средств?

– Эти средства не поступают в больницу в чистом виде – ни на счета, ни лично в руки врачам или заведующему отделением, или кому-нибудь еще. Деньги перечисляются или на покупку лекарственных препаратов, либо на установку нужного оборудования. При этом у нас есть полный перечень чеков и актов.

– Вы сами определяете, кому что дать?

– Нет, у нас все решения принимаются коллегиально, совет фонда принимает все решения сообща. И все движения средств отображены на сайте nikopolkids.org

– Скажите тогда, а как вы определяете, где и как покупать тот или иной препарат? Ведь за одни и те же деньги можно купить лекарства или оборудование совершенно разное по качеству.

– У нас есть скрытая волонтерская рассылка, она позволяет друг у друга узнавать, где есть самое дешевое лекарство, где есть самое эффективное лекарство, где есть склады, которые дают скидки, где наиболее выгодные предложения по оборудованию. Многие волонтеры работают в онкологических отделениях, в аптеках, на складах, и мы всегда в курсе. Доставание оборудования и лекарств происходит по принципу сарафанного радио. Кто где знает чего – выкладывает, потом это тщательно изучается, оговаривается с докторами.

Для примера такая история. Отделению нужен гематологический анализатор. Это система для экспресс-анализа крови, которая позволяет в одну секунду узнать всю формулу крови. А в случае рака очень важно всю формулу крови знать сейчас, а не через три часа. И, перешерстив все в Интернете, мы нашли этот анализатор за 200 тыс. грн. Мы хватаемся за голову – ну где взять такие деньги? Начинаем изучать дальше, спрашивать у других. После долгих поисков находим фирму, которая работает без посредников, и в итоге анализатор получается за 59 тыс.! Вот, мы этот анализатор крови купили и установили в детской больнице. Деньги очень экономно используем и стараемся качественные препараты купить. Приходится оббегать, объездить, обзвонить весь город, пока определишься с покупкой.

– Мы с вами немного отвлеклись. Расскажите, как родился сам фонд.

– В феврале 2011 г. мы проводили во Дворце завода ферросплавов вторую акцию. После вечера ко мне в фойе подошел мэр Руслан Токарь и предложил: «Я вижу, что вы болеете за это дело. И думаю, что вам нужно выходить на более высокий уровень. Предлагаю вам создать фонд». Для меня эти слова были неожиданностью, но, подумав и осознав, что фонд дает новые перспективы, я последовала совету Руслана Ивановича. Мы стали оформлять документы, делать сайт. Несколько месяцев утрясали формальности, и в июне, в конце концов, презентовали организацию «Детям Никополя». Вот такая история у нас.

– История интересная. И число помощников у вас теперь, наверное, возросло?

– Сайт совершенно бесплатно ведет Денис Портной, финансами занимается Наталья Литвинова, юридические вопросы решает Оксана Агеева, творческую часть на себя взяла Ира Лагутина. И это не всех я назвала. Мы не любим светиться на публике, кто хочет – пусть зайдет на наш сайт и прочтет о нас. Кроме того, очень помогает муж – поддерживает, отвозит, лично какие-то поручения делает. Но самое главное – помогает Господь. Без Него ничего этого не свершилось бы.

– Я заходил на ваш сайт, и первое, что мне бросилось в глаза, – фотография на главной странице. Там вы и ваша дочь. Как, по-вашему, этично ли это?

– Нет, не подумайте, что это фото – признак гордыни. Дизайн сайта мы согласовывали с отцом Игорем, он не был против. Понимаете, фото Леры, которая уже ушла в вечность – это символ того, что мы делаем все это не ради только сиюминутной борьбы за жизнь, а и ради тех, кто уже умер, в их честь. Ради того, чтобы люди помнили, что любой из нас может столкнуться с этой бедой и не застрахован от этого. Молитва и милостыня – вот что нам остается...

– Вы несколько раз упоминали о Боге, священнике, вечности… Вы – верующий человек?

– Да, я православная.

– Вообще-то сейчас довольно модно говорить о религиозности…

– Я понимаю, к чему вы ведете. Но, знаете, человек, переживший онкологию, пусть даже не лично, пусть даже рядом с родным ребенком, – такой человек не может не стать верующим. И это чувствуется уже тогда, когда переступаешь порог отделения. У каждой кроватки – иконка. Да, ладно, иконка – это внешне, но поверьте, что это внешнее очень хорошо отображает внутреннее состояние душ. Когда у тебя страшный диагноз и ты каждую секунду сталкиваешься с риском умереть, то мирские ценности отходят сами по себе. Отходят ложные друзья, отходят заботы о том, например, какого цвета купить сумочку или сапоги. Мозг и душа сами переключаются на совсем иную волну. Тут волей-неволей начинаешь понимать тленность всего того, что тебя окружает в обычной жизни.

– Вам тяжело думать о смерти дочери?

– Раньше было тяжело. Тяжело и сейчас, но это мой путь. Я его пройду до конца.

– Я знаю, что некоторые кончают жизнь самоубийством, узнав свой диагноз.

– Взрослый человек переживает все это трагически, начинает паниковать, метаться. Даже если болен не ты, а твой ребенок, это кошмар. У взрослого обострено чувство собственника, и ему страшно все потерять – работу, друзей, мир, жизнь. Детям немного легче, малыши слабо осознают свое тяжелое положение. А вот подростки очень болезненно все переносят. Они уже начинают осознавать, что мечты могут так и не осуществиться…

– Каким должен быть подход к этим детям? Жалость?

– В обществе к ним почему-то относятся прежде всего с жалостью. Но именно жалости быть не должно! У нас был такой случай. В областную онкологию пришла помогать одна волонтер. Ведь мамочки часто ни на секунду не могут отойти от дитя, даже помыться или поесть. И первая фраза этой девушки была: «Бедненькие вы мои». Сначала мамочки это мимо ушей пропустили, а девушка продолжала в том же русле – то запричитает, то слезинку пустит, то подчеркнуто начнет опекать кого-то, бросаясь на каждый детский шорох. И мамы тогда запротестовали и выдворили ее за дверь. Самое главное – не показывать ребенку, что он болен! Общаться с ним, как со здоровым. Своей жалостью мы только раним детей. Конечно, у больных есть особые потребности – они слабы, им часто очень больно, они менее активны, но на эмоциональном и психологическом уровне это не отражается. И чем проще и естественнее вы будете относиться к такому ребенку, тем больше у него шансов вернуться к нормальной жизни и выздороветь.

– Я так понял, сейчас, когда уже есть фонд, есть и проекты?

– Да. Первое, что мы сделали – разместили по городу около десятка ящичков для пожертвований. Где эти ящички находятся, можно узнать на сайте. Это мы сделали для того, чтобы люди не ломали голову над банковскими переводами, а могли напрямую передать деньги.

– Простите, в ящички часто бросают деньги?

– По-разному. Бывает, в одной точке хороший сбор, а в другой – нет. Но это не единственный наш проект. Мы проводим Дни милосердия – 15-го числа каждого месяца наши активисты собираются у супермаркета «Варус», и любой желающий может внести свою лепту. Плюс ко всему – наши ежегодные концерты.

– Вход – по билетам?

– Нет, вход свободный. Знаете, я изначально была против того, чтобы из благотворительности делать шоу или коммерческое предприятие. Например, как иногда бывает – пригласили звезду, продали билеты, а потом деньги отдали на помощь кому-то. Это не тот подход. Зачастую приезд звезды или какой-нибудь еще коммерческий трюк – все это порою не окупается, и средства, брошенные на организацию, превышают размер выручки. Мы делаем наши концерты своими силами, а что положат люди в ящичек – решать им. Мы хотим, чтобы это было добровольно и от сердца. А в продаже билетов есть элемент сделки – мы вам концерт, вы нам деньги. Это нам чуждо. Фонд «Детям Никополя» помогает всем деткам города вне зависимости от возраста. Мы не отказываем никому.

– То есть можно прийти и…

– Не все так просто. К сожалению, опыт других фондов показал, что деньги в руки давать рискованно. Бывали случаи, когда семьи больных детей тратили средства неразумно. Поэтому мы пошли сразу по пути конкретной помощи. Вам нужны средства гигиены – хорошо, средства адаптации – хорошо. Чуть сложнее с лекарствами и оплатой операций – тут нужна не устная информация, а реальное заключение врача…

– Скажите, вашему фонду помогают крупные предприятия?

– Мы чувствуем мощную моральную поддержку от городского головы. А денежно – крупные фирмы можно по пальцам пересчитать, но они все же есть. Перед Новым годом из Орджоникидзе пришло письмо от компании «Проктер энд Гэмбл», они предложили обеспечивать деток, находящихся под нашей опекой, гигиеническими средствами. Они сдержали слово, и сразу после 15 февраля помощь будет распределена. Помогает «Колорит», бесплатно разрабатывает и размещает для нас бигборды с информацией о фонде и о нуждающихся детях. Ну, а так – фонд пополняется пожертвованиями простых людей.

– В чем нуждается фонд сейчас, кроме денег?

– Сейчас мы совместно с Днепропетровскими волонтерами затеяли ремонт в онкоотделении областной детской больницы. Чтобы вы поняли важность этого дела, скажу, что люди там лечатся годами, и не просто живут, но и имеют обычные человеческие нужды. А какие условия в наших больницах, сами знаете. Сейчас планируем «втиснуть» в онкологии кухню, чтобы мамочки могли нормально приготовить покушать, ведь ребенок не может жить всухомятку, да и меню у онкобольного немного иное, чем у здорового. Поэтому нам нужна мебель. Мы были бы очень рады, если бы на наши просьбы откликнулись мебельные фирмы, столяры, плотники.

– Маргарита Николаевна, возможно, вопрос циничный, но осмелюсь его задать. Зачем тратить деньги на лечение, если в большинстве случаев рак приводит к скорой смерти? Если шанса на жизнь почти нет…

– Шанс есть всегда! Понимаете, это мы такие умные, даем шансы налево-направо, решаем, кому жить, кому не жить. Но мы забываем, что на самом деле все шансы дает Бог, и что самый здоровый человек может сегодня же умереть, а самый тяжелый больной завтра встанет и пойдет. Хочется сказать всем, что сдаваться не нужно, бороться нужно до конца! Какой этот конец – мы не знаем, но борьба нужна. Только живя, мы боремся, и только борясь, мы живем!

В пятницу, 10 февраля, фонд «Детям Никополя» провел закрытый благотворительный аукцион работ местных художников и фотографов. Всего было выставлено 22 лота, среди которых – рисунок семилетнего Вани Тимошенко «Город моей мечты». Ваня – подопечный фонда, и его работа стала лотом №1. Рисунок был продан за 1 тыс. грн. Среди работ были произведения таких видных мастеров, как Николай Галичин, Марк Продан, Виталий Валсамаки, Василий Живогляд… В ходе аукциона было выручено средств на сумму 33 тыс. 240 грн.

P. S. Все остальные снимки сделаны на другом мероприятии – концерте во Дворце культуры НЗФ, посвященном Дню онкобольного ребенка. До начала концерта волонтеры фонда обошли банки, офисы, фирмы, частные лечебные учреждения, принимая добровольные пожертвования. В концерте выступили более десятка творческих коллективов из городских центров культуры, Дома детского творчества, Дворца культуры НЗФ, ГДК, ДДТ, школ №№ 13 и 15. Организаторы приготовили зрителям сюрпризы – на сцене спел благочинный церквей Никополя о. Николай Марущак спел с молодежным вокальным ансамблем под управлением Анны Беляевой песнопение «Утверди, Боже»; его матушка Наталья с дочерью Леной и хореографическим ансамблем «Валерия» исполнили композицию «Квітка-душа»; начальник отдела по вопросам культуры Ольга Пастушок исполнила вместе с девочками из ансамбля «Фантазия» хореографический номер «Поляна». А завершился концерт свечной акцией – люди приобретали небольшие светильники и выкладывали ими перед входом во Дворец НЗФ фразу: «НАДІЯ Є!».

Всего в этот день было собрано 25 тыс. 615 грн. Фонд благодарен всем, кто поддержал наших больных детей Никополя. Мы верим, что до тех пор, пока в сердцах людей живут вера, любовь и милосердие, надежда действительно есть!

Газета "Репортер" 21 февраля 2012 г., № 14

Нове на сайті

Наши партнеры

La Lucce dell' est Українська Біржа Благодійності Благотворительный БФ Биржа благотворительности «ДоброДій» Украинский фонд помощи (Уфонд) Интернет магазин Rozetka.com.ua Нікопольська міська рада Канрит Полиграфический центр