CF "Nikopol's children"

We are making little but with great love!

/ Read - to think / / Самое большое счастье
Make a donation

 

 

We are in social
networks, join us!

 

Мы в Facebook

 

Place our banner
on your website

 

Самое большое счастье

AlenaShvorob 002

...Что происходит в нашем мире? Как же часто в последнее время мы стали слышать о том, что онкоболезнь забрала очередную человеческую жизнь... Очередного нашего знакомого. Очередного близкого человека... Как же это страшно! Хочется плакать. И выть. От беспомощности. И как же радостно узнать, что очередной боец, очередной воин победил это страшное заболевание. Какое это чудо! Какое это хрупкое, почти хрустальное счастье. Его боишься потерять... Что может быть прекраснее? Что может быть радостнее, чем такая победа? Лично для меня, это сравнимо с пасхальной радостью. С радостью за Христа, победившего смерть. Именно такая радость объяла меня, когда я узнала, что подопечная благотворительного фонда «Детям Никополя» Алёнка Швороб теперь окончательно здорова.

Помню, как я впервые услышала о её болезни. Во время приезда одного из постоянных благотворителей БФ «Детям Никополя» Кристофа Райвы, меценат, обсуждая с директором фонда то, на что пойдёт его пожертвование, не переставал показывать фото Алёнки и просил: «Только сначала вот эта девочка. Она в первую очередь. Прошу. Этот ребенок больше всего нуждается в помощи». Уже тогда по его испуганному взгляду я поняла, что дело совсем плохо. Потом я зашла на сайт фонда, прочла диагноз Алёны, и всё стало ещё понятнее... Знаете, когда мы слышим о подобных вещах, почему-то редко верим в «хеппи энды», чаще всего сразу готовимся к худшему. А тут раз – и случается чудо! И я вижу её, и я у неё в гостях, беседую с ней, со своей почти что пасхальной радостью... И я разделяю с ней её счастье...

AlenaShvorob foto 004

Раньше таких сильных людей, я не встречала. Каждый раз, общаясь с семьями, пережившими горе, повторяю себе эту фразу. Но почему-то, поборовшая рак Алёнка Швороб, показалась мне самой сильной... Даже не знаю почему. Наверное, дело в энергетике, которая из неё исходит. Знаете, эта девушка живёт так, словно ничего и не было, словно её детство было самым счастливым. И я верю ей. Потому что видела её глаза. Как же они прекрасны! В них свет, в них сила, красота. Неужели существуют такие люди?..

Алёнка всегда была активным ребёнком, хорошо училась в школе, всё своё свободное время посвящала спорту. Неоднократно ездила на соревнования по волейболу, защищала честь школы. Не смотря на то, что по возрасту Алёна должна была состоять в средней группе, тренер перевёл её в старшую за хорошие показатели и достижения. Девочка планировала связать с волейболом свою жизнь, и по окончанию школы поступать в спортивное учреждение.

AlenaShvorob foto 006Всё изменилось, когда Алёне было 13... Она начала приходить со школы очень усталой, у неё было мало сил. Девочка часто спала днём и жаловалась на сильные боли в колене. В родном селе Южном врачи советовали ей не беспокоиться, и приписали согревающую мазь... Однако очень скоро на её ноге появилась большая шишка, тогда девочка поехала в больницу города Орджоникидзе. Там её тоже успокаивали, сказали, что «это всё подростковое», что «её кость просто не успевает расти», что «всё скоро рассосётся»... Но со временем боли только усиливались. Девочка поехала на обследование в Никополь, откуда её направили в областную детскую клиническую больницу в Днепропетровск.

В областной клинике в колене нашли образование. Алёну сразу положили на обследование. Перед биопсией её маме сказали: «Даём 5% на то, что это образование доброкачественное. Остальные 95% – что оно злокачественное». После анализа родители, чтобы не расстраивать Алёнку, сказали ей, что 5% всё-таки победили. Но это было не так... Через месяц Алёна уже не могла ходить без костылей, и её направили лечится в Киев в Национальный институт рака.

В столице врачи взяли образец опухоли Алёны и озвучили ей страшный окончательный диагноз – остеогенная саркома большеберцовой кости. Чтобы подготовится к операции, Алёна прошла шесть курсов химиотерапии. Её иммунитет ослаб, из-за чего в лёгких появилась грибковая инфекция, при которой нельзя было продолжать курсы химеотерапии и делать операцию. Чтобы вылечить инфекцию, девочке нужно было пропить антибиотики, одна ампула которых стоила около 3000 грн... Грибок Алёне лечили две недели, за это время опухоль в колене увеличилась, а в обеих легких появились метастазы. После операции на легких девочка прошла ещё 10 курсов химеотерапии. Вспоминая то время, Алёна только с горечью говорит: «Боли были страшные... Мне шесть суток кололи химеотерапию. Тогда так тошнило, что и воды не хотелось пить. Несколько раз я теряла сознание. Это было страшно...»

...Знаете, совсем недавно я осознала, что многие люди не имеют представления о том, что такое химеотерапия. Мой любимый человек, как оказалось, даже не знал, что больным раком делают химеотерапии, а моя мама не подозревала, насколько это тяжелое лечение. Я тоже долгое время не имела ни малейшего представления о том, что это такое. Не знала даже такого слова. Впервые увидело его, наверное, лет в 18, когда прочла интервью девочки, поборовшей рак. Её рассказ запомнился мне на всю жизнь. Такие истории всегда разрывают сердце... Как же хочется процитировать слова этой девочки: «Кто прошел «химию», тот знает, что такое терпение. Лежишь под капельницей сутками, и весь смысл только в том, чтобы это пройти. Помню, в детском отделении онкологии все палаты были смешанными, и для мальчиков, и для девочек. И жизненные дела происходили в палате. Кого-то тошнило, кто-то за ширмой в туалет ходил. И не до стеснения было. В этой школе выживания переосмысливаешь понятия стыда. Всё это мелочи по сравнению с глобальной задачей – пройти лечение и выжить!

Каждый блок «химии» включал в себя последовательное прокапывание трех разных препаратов. Начали капать первую «химию» − и мне стало так плохо, что буквально провалилась в какую-то черную дыру, из которой выныривала лишь на секунды. Лежишь и смотришь, как в вену методично вливается ярко-оранжевая жидкость. Я до сих пор не могу нормально воспринимать апельсиновый сок, он ассоциируется у меня с метотрексатом, той тошнотной «химией». В моей памяти «химия» − это разноцветный кошмар. Кроме оранжевой, были ещё белая и самая тяжёлая − красная... Помню день самой тяжёлой «химии». Красной. Когда тебя постоянно тошнит... часами... Когда тебе так плохо... Я держала тазик перед собой целый день и не могла даже воду пить...»

...В марте случилось главное событие для семьи Швороб – Алёнке поставили эндопротез на колене. Нельзя сказать, что всё прошло успешно – после операции на ноге Алёны остался 20-сантиметровый ожог. Врачи даже не объяснили родителям девочки, как этот ожог появился...

В апреле девочка наконец вернулась домой. Операции и шестнадцать химеотерапий дали о себе знать – иммунитет катастрофически ослаб, неизвестно как появившийся ожог на ноге обернулся нагноением и температурой 40 градусов. Алёну снова отвезли в Днепропетровскую клиническую больницу. Там в колене девочки обнаружили много жидкости. Через время внутреннее нагноение прорвало кожу на ноге. Тогда Алёну повезли в Киев, где ей предстояло пройти ряд тяжёлых испытаний. Ей нужно было делать пересадку кожи на ноге, однако из-за невероятно ослабленного иммунитета ожог долго не заживал, из-за чего пересадку не раз откладывали. Операцию всё же сделали, но пересажанная кожа очень плохо приживалась.

В декабре у Алёны обнаружили ещё одну метастазу в лёгком. Тогда девочка перенесла операцию и последнюю 17-тую химеотерапию. К счастью, уже в январе её КТ снимок был абсолютно чистым. И только тогда, в январе ожог, появившийся после операции в марте, наконец начал заживать... Потом у девочки обнаружили гепатит В. Это и не удивительно – люди, чей иммунитет разрушается химеотерапиями, очень часто подхватывают инфекционные заболевании, и бороться им с ними втройне сложней. Но сильная девочка пережила и это.

Больше всего Алёнка мечтала об одном – пойти в сентябре в школу. Но её испытания не заканчивались – она не чувствовала свою стопу. На её стопе сделали операцию, после которой Алёне долгое время нельзя было наступать на ногу. К сожалению, ожог и нагноения после первой операции на ноге не прошли бесследно – Алёне нужно было снова сменить протез. К счастью, новая операция прошла без прецедентов – после неё на ноге девочки остались лишь аккуратные, неброские швы.

AlenaShvorob foto 005Представьте только, за всё время лечения Алёнка разучилась самостоятельно ходить. После смены протеза ей долгое время нужно было беречь ногу, ходить только на костылях. Сильный характер Алёнки дал о себе знать – уже на третий день после операции она стала на костыли, начала наступать на стопу не смотря на сильные боли. Врачи были поражены её стойкостью. Три недели она восстанавливала ходьбу с помощью костылей, потом стала ходить с палочкой, и наконец вернулась домой. Дома Алёна ещё какое-то время тренировалась ходить с палочкой, а сейчас уже спокойно ходит без неё, однако, выходя из дому, на всякий случай всегда берет её с собой. Алёна не рассказывает много о своём лечении. «Если всё это вспоминать и рассказывать подробно, − говорит девочка, − волосы станут дыбом... Пожалуй, страшнее всего вспоминать, как много детей умирали в больнице...»

«На лечение уходили баснословные суммы, − вспоминает мама Алёнки. − Только на лекарства ушло около 500 000 грн., на смену одного протеза больше 40 000. грн., все траты трудно и сосчитать... Хочется сказать огромное спасибо всем, кто нам помогал: благотворительному фонду «Детям Никополя», благотворительному фонду помощи онкобольным детям «Краб», благотворительному фонду «Педиатры против рака», жителям нашего родного села Южное, которые по собственной инициативе собрали на лечение Алёнке около 10 000 грн., всем врачам, которые спасали жизнь нашей дочке, всем, кто был неравнодушен... Борьба Алёнки ещё не закончилась, каждый год ей нужно будет проверять, не вернулась ли онкология, через 10-15 лет снова сменить протез. Но главное – не падать духом! Мне хочется дать совет всем, кто столкнулся с этой ужасной болезнью – верьте, что всё будет хорошо! Имейте терпение и никогда не позволяйте себе и своему ребенку сдаться! По своему опыту знаю, если мама и ребёнок уверены, что они победят – так будет!»

История этой семьи в который раз напоминает, что самый главный подарок – это жизнь, самая большая драгоценность – это здоровье родных нашему сердцу людей. Как важно об этом не забывать в наши суматошные дни. Сейчас все мы строим планы. На завтра, на ближайший месяц, на ближайший год. Планы на будущее.... Мы что-то собираемся купить, что-то планируем сделать, куда-то поехать... А представьте, в один момент узнать, что у тебя или кого-то из твоих близких рак. Что тогда? Как жить дальше? Как найти в себе силы с этим бороться, если мы прекрасно знаем, как тяжело побеждается эта болезнь, и как часто она не проигрывает.... Весь наш мир, со всеми нашими планами в один момент может полететь в глубокую пропасть...

В последнее время мне часто хочется остановиться. Сказать самой себе «Стоп». Среди дел и ежедневных планов успеть сказать Господу «Спасибо». За то, что я здорова, за то, что мои любимые люди здоровы, за то, что мы все еще имеем возможность строить планы на будущее... Спасибо Тебе, Господи! За всё. За Твою великую милость и за те испытания, которые Ты нам посылаешь... Научи нас ценить жизнь, чаще говорить Тебе «Спасибо», и радоваться окружающей нас красоте... Дай нам мудрости каждое мгновение помнить, что мы живы, и что вокруг нас – жизнь. Помнить, что это и есть самое большое счастье.

Алиса Матвиенко

Наши партнеры

La Lucce dell' est Українська Біржа Благодійності Благотворительный БФ Биржа благотворительности «ДоброДій» Украинский фонд помощи (Уфонд) Интернет магазин Rozetka.com.ua Нікопольська міська рада Канрит Полиграфический центр